Лиля Хасанова «Стараюсь улыбаться всегда»

9 месяцев ago admin 0

Сегодняшний музыкальный небосклон пестрит десятками групп совершенно различной направленности. Найти среди этого многообразия достойных и качественных представителей сложно, а подчас, увы, практически невозможно. Мы каждый день сталкиваемся с некачественным звучанием, желанием у групп показать себя и, как следствие, заработать больше денег. Но вдруг, что-то происходит, планеты выстраиваются в нужном порядке, и ты понимаешь, вот оно! Чистое звучание, мелодика, голос, соединяющиеся в единую гармонию. И ты слышишь группу «Парк Шагал». Команда образовалась в 2011 году в Петербурге стараниями ее вокалистки Лили Хасановой, и вот уже 5 лет прочно закрепилась на музыкальных сценах Северной столицы.

Нам удалось пообщаться с основателем и душой коллектива Лилей.

Были ли моменты метания с профессией? Или ты с детства знала, что будешь заниматься музыкой?
Ох, да! Были метания! В детстве мне нравилось все — музыка, живопись, спорт и любое интересное дело, о котором узнавала. Смотрела с папой «Приключения Шерлока Холмса» и очень хотелось играть на скрипке, как он. Мой папа отлично рисует, и мне это немножко передалось, мы всегда что-то делали вместе: лепили, клеили, выжигали. Мама рассказывала, что в детском саду им одна учительница говорила: «Обязательно ребенку музыкальное образование!», другая настаивала на развитии талантов к рисованию. Но меня отдали в художественную школу. А к музыке я пришла сама, с черного хода.

Ты в семье единственный музыкант? Какое первое впечатление связано с музыкой?

Музыкант, хм… сама себя я не считаю музыкантом, мои родители рабочие люди, талантливые, безусловно, но не развивавшие эту сторону. А впечатления осознанные — достаточно поздние — маленький магнитофончик «Весна» кассета Patricia Kaas, и я танцую, лет 10 было где-то. До этого были пластинки у бабушки, Алла Борисовна, разные сказки. Я пела: «Мама, где моя панама?» (из маминых рассказов) Но в то время меня больше интересовали деревья, на которые можно залезть, ручьи, горн (доставшийся после развала пионерии), кораблики, коньки – прыгалки и пряталки.

Расскажи о своем становлении в музыкальном плане, что слушала, что на тебя повлияло, может, что ты послушала и так жутко не понравилось, что ты сказала сама себе: «Это я никогда не буду играть»!
О, я очень широкоформатна! А началось все для меня со слов. Почему я говорю, что пришла именно к музыке с черного хода. Я услышала Высоцкого, Окуджаву, Визбора, меня затянула романтика путешествий с рюкзаком, сосен, напитанных солнцем, палаток и всего такого, когда я слышала песню Юрия Кукина «За туманом», на месте было не усидеть — собрать рюкзак и в электричку! Там на детско-юношеских слетах и началось становление, и я считаю, что такая эстетика очень правильная, любовь к природе, умение слушать тишину и понимать рассказчика. Но, была и другая сторона, русский рок – все, что связанно с этим — «сейшены», соответствующая одежда и поведение. Агрессия никогда не была мне близка, это была своего рода игра – ирокезы, клеши, тяжелые ботинки. Мне хотелось быть на сцене, как только я ее почувствовала, все больше не отпускает.

Ты была частым гостем фестивалей авторской песни, как относишься к таким фестам, как Нашествие, Окна, Доброфест? Любишь ли вообще такие мощные открытые площадки?
Мое детство прошло на Грушинском, да, и на многих других фестивалях, такого формата. Скажу так, я люблю, когда много звука, много разных площадок, но чтобы у меня было место уединиться и побыть в тишине. Фестивали авторской песни менее агрессивные, опять же, менее шумные, специфика другая.
А рок фесты – это драйв, грохот и некоторое безумие, я очень хочу играть там, быть на сцене! А если слушать, то в отдельной месте. (смеется)

У тебя за твою жизнь было несколько коллективов (в Тольятти, в Самаре и сейчас в Петербурге). В каждом городе это была полноценная команда, или чего-то каждый раз не хватало, заставляя искать дальше?
Да, в какой-то момент творческие отношения интересные, перешли в более серьезное состояние — группы — коллективы. Все это были самодостаточные и очень сильные проекты, а заканчивались, потому что доросли до конца. Здесь же появилась группа, которая складывалась в моей голове давно, думалась. И по приезде в Петербург я сразу начала воплощать, собирать.

А что в твоем понимании полноценная команда?
Не знаю… Полноценная, когда есть понимание, что для осуществления задуманного им достаточно себя – одного, двоих и т.д. Не важно, какие инструменты и сколько их. Общее видение, цель.

Ты была в жюри Грушинского фестиваля? По каким параметрам сегодня ты оцениваешь качество музыки, текстов, самих исполнителей? Твои понятия с течением времени меняются?
Мне сложно оценивать андеграундную музыку. Я понимаю, что мои критерии не совсем уместны, и стараюсь не вдаваться в размышления. Бывает, я думаю: «Как можно выносить на публику такое!», «Зачем это?», к сожалению, это нередкие мысли. А со временем я становлюсь, мягче, лояльней, лет 10 назад я бы свои песни нынешние петь не стала бы.

Ты счастлива на сцене? Где ты больше счастлива на сцене или в студии, или в момент вдохновения?
Стараюсь улыбаться всегда! Всему и каждому. На сцене я одна и очень счастливая, в студии совсем другая, но процесс творческой работы – счастье. А когда поток сознания, причем кажется совершенно иного, льется и превращается в мысли, слова, песню – непередаваемо.

Ты социальный человек? Какие площадки коммуникации используешь?
Социальный, наверное, больше по необходимости, мне очень нужен пиар-менеджер, потому как я сама зарываюсь в социальных сетях и других подобных штуках.

Правильно ли я понимаю по подаче и по концертам, что для тебя важной составляющей являются именно тексты, а не музыка. Ты считаешь, что смысловая нагрузка песни важнее музыкальной?
Так было, слово всегда играло и играет для меня особенную роль. Но, погружаясь в иные направления, узнавая другое, слыша новое, хочется пробовать и пытаться работать с новыми формами. Синкретичность — вот, что важно, одно должно быть в другом, одно подчеркивать другое. Мне интересно попробовать электронное, более тяжелое, убрать или добавить инструменты, интересно многое — поиск того звучания, которое нужно песне.

А если говорить о чистоте исполнения – важно ли это? Или энергетика, красочное шоу, общение с поклонниками и прочее могут это сгладить?
Тут дело в уровне и принципах исполнителя, я понимаю «лажу», как неуважение к человеку тебя слушающему, это непрофессионально.

Как ты считаешь, что нужно сделать или, может, какую «фишку», «особенность» надо иметь, чтобы в сегодняшней действительности среди многообразия команд, музыки, шума выделиться? Есть ли у вас такая «особенность», и если есть – какова она на твой взгляд?
Наверняка надо, публика перенасыщена разного рода музыкой, шоу. Я хочу, чтобы меня слушали в первую очередь, чтобы хотелось именно слушать. А потом и танцевать, конечно, это очень важно. Мне кажется, Парк Шагал отличается романтизмом, подачей текста, душевностью. Мне хочется говорить с каждым. Но и врубить по струнам иногда, и дать жару большое удовольствие, главное — это все здорово сочетать, и мне кажется, у нас получается.

Планируется ли на текущий момент запись LP, EP или синглов? Какие вообще задачи ты перед собой ставишь?
Планируется сингл, даже макси сингл, пока все секрет. Как всем молодым музыкантам нам нужны спонсоры, а планов, планов громадье! Новое видео скоро…

В настоящий момент в состав группы входят:
Гитара, соло-гитара — Климов Антон
Клавиши, фортепьяно — Мицук Евгений
Барабаны — Ягудин Азамат
Бас гитара — Николаев Владимир
Звукорежиссер — Клокова Валерия
Вокал — Лиля Хасанова