Я волшебник — PR директор Елена Вишня

9 месяцев ago admin 0

Продолжаем Вам рассказывать о талантливейших людях, изменивших мир, подарив ему великолепных музыкантов. Ведь именно они, по сути, разглядели, продвинули, рассказали, заставили поверить зрителя в того или иного исполнителя, достучавшись тем самым до каждого! Мы говорим о волшебниках — тех, кто делает сказку и дарит ее нам.

Сегодня гость нашей импровизированной студии — Елена Вишня — журналист, промоутер, PR-менеджер группы ДДТ, сотрудничала с группой Аквариум, Кино и Ноль, автор ряда текстов песен Алексея Вишни, а также стала первой, кто написал про такие группы, как Сплин, Ночные Снайперы, ПТВП, дав им оценку потенциальных хэдлайнеров!

Елена, расскажите, пожалуйста, какая семья воспитала такого талантливого человека?
Спасибо за добрые слова, но я считаю, что каждый человек в чем-то талантлив. Просто часто люди не развивают свой природный талант. Я тому типичный пример, потому что, во-первых, я из простой рабочей семьи (мои родители всю жизнь трудились на химкомбинате в горячих цехах). Во-вторых, у меня в детстве были способности к рисованию, которые я благополучно загубила. А еще я очень любила читать, и это стало впоследствии базой для того, чтобы начать работать журналистом.

Какое у вас первое впечатление было связано с музыкой?
Я ребенок СССР. Точно знаю, что никогда не нравилась музыка из телевизора. Поэтому музыка, как таковая, не особенно привлекала до тех пор, пока случайно в журнале «Кругозор» с гибкими пластинками не обнаружила пару песен рядом со статьей под названием «Рабочий парень из Ливерпуля». Это была заметка о Джоне Ленноне. Я тогда ничего не знала про Beatles, т.к. жила в небольшом периферийном городке. Не знала я также ничего и про группу ABBA, случайно поймав ее на волне УКВ приемника, который на пару дней отец принес домой. Но именно тогда я поняла, что есть музыка на другом языке, которая гораздо интереснее хора Пятницкого и Льва Лещенко. Кстати, в том же «Кругозоре», я нашла запись неизвестного автора 18 века, что-то наподобие Ave Maria. До сих пор помню мелодию, но найти это произведение так и не удалось.

Выбор жизненного пути был самостоятелен или, как это часто бывает «выбрали родители»?
Выбор пути был абсолютно спонтанным. Я училась в ЛЭИС. Это электро-технический институт, который вообще не имеет отношение к гуманитарным наукам и специальностям. Зато я вышла замуж за человека, у которого была дома студия звукозаписи — одна из четырех в Ленинграде. У нас дома писались группы Кино, Алиса, Сергей Курехин, Объект насмешек и т.д., и вообще был проходной двор для неформальной молодежи. Это сейчас они все стали звездами. Вот эти приятельские и дружеские отношения пригодились позже, когда у меня по жизни сложилась критическая ситуация, и надо было как-то зарабатывать хоть какие-то деньги. И, наверное, первый и последний раз мне на глаза попалось объявление в газете о том, что журналу требуются журналист и художник. Я отправилась в редакцию. У меня взяли пару моих картинок в печать, как иллюстрации к материалу, и тогда мне пришлось взять первое в своей жизни интервью у Славы Бутусова. Собственно с этого все и началось.

Какую музыку Вы сами предпочитаете?
Хорошую музыку (смеется). Формат может быть абсолютно разным, но это должно быть интересно сделано, и в исполнении должна прослеживаться харизма. Я никогда не понимала, как можно сравнивать Эдит Пиаф, Марлен Дитрих, например, с Питом Доэрти, или Окуджаву с Куртом Кобейном и т.д. Я абсолютно «всеядная» в области форматов, кроме очень тяжелой музыки. Я признаю за этим форматом высокую технику исполнения, но, честно говоря, она для меня слишком агрессивна и немного туповата. Знаю, что сейчас в мою сторону полетит множество камней, но жизненный опыт мне не сделал подарка в виде музыканта или фаната с высоким интеллектом, которые бы были поглощены этим форматом.

Вы столько лет в музыкальном бизнесе, развенчайте миф о том, что в шоу-бизнесе дружбы нет… Или вы согласны с этим?
Для того, чтобы говорить о дружбе в шоу-бизнесе, надо понимать, что такое дружба сама по себе. Это отношения между людьми, которые не завязаны ни на чем другом, кроме взаимной симпатии, доверия и других моральных качествах. В словосочетании «шоу-бизнес» всегда, как ни крути, превалирующим было слово «бизнес». А тут уже работают другие механизмы. Но это не значит, что партнеры по бизнесу не могут быть друзьями. Это бывает крайне редко, но бывает. И шоу-бизнес не является исключением. Правда, я таких примеров не знаю. Просто, потому что есть внешняя имиджевая сторона исполнителя или группы, и есть внутренняя жизнь. И то, что творится внутри, обычно на обсуждение публики не выносится. Поэтому невозможно сказать, дружба держит группу вместе или жесткая вертикаль власти. Мой опыт подсказывает, что выживают и добиваются успеха группы со вторым вариантом отношений. Может, эта вертикаль не столь явная, но всегда есть лидер и остальные музыканты, которые от этого лидера зависят.

Судя по тому, что все Ваши команды становятся популярными, у вас есть «свой путь», какая-то «особость», отличающая Вас от других специалистов. В чем вы его видите?
Дело не в особенности. У нас в стране есть много хороших успешных продюсеров. Другое дело, что никто из них не возьмется за молодую группу, в которой есть талант и потенциал просто потому, что они уже проходили эту неблагодарную тему много лет назад и прекрасно знают, что природу человеческую не изменить. Почти все музыканты сами портят себе жизнь тем, что не понимают, насколько объемна работа продюсера. Именно из-за этого ни один продюсер, который начинал работать с молодой группой в самом начале, в то время как все наиболее трудно и медленно, не дожил с этой группой до золотых времен стадионных сборов. И все продюсеры это помнят. Я из тех, кто постоянно наступает на одни и те же грабли — каждый раз, когда вижу, что исполнитель способен стать популярным на уровне тысячных залов не просто, как продюсерский продукт, но как открытие, я вписываюсь в это безнадежное дело. Знаю, что вопрос только времени, знаю, что музыканты самый неблагодарный народ, но всегда верю в чудо. Чуда до сих пор не произошло, поэтому я на сегодня свой энтузиазм придавила тяжелым камнем скептицизма.

А какие пути PR-продвижения Вы считаете наиболее эффективными?
Во всем должен быть креатив, хотя схемы остаются проверенными. Условно говоря, таких шагов, как в свое время сделал Андрей Разин по отношению к раскрутке «Ласкового мая», когда он просто разнес кассеты с записями группы в качестве подарка всем проводникам поездов, и те крутили эти кассеты в дороге круглые сутки, сейчас сложно придумать. Сейчас вообще чаще слушают поток музыки, а не конкретного исполнителя. Поэтому в первую очередь надо умудриться в этом потоке заставить соотнести композицию с именем. Есть и более простой путь: заполонить ленту новостей названием группы настолько, что любой человек в конце концов хотя бы ради интереса узнать, что это такое, послушает группу. А вот заставить полюбить творчество невозможно. Как говорил Владимир Познер, если в течение месяца по телевизору показывать задницу лошади, ее запомнят и будут узнавать, и даже придут в зоопарк посмотреть на нее. Но если ее убрать с экранов, публика о ней тотчас забудет. Это судьба всех искусственных продюсерских проектов, которые создаются именно ради бизнеса и к музыке, как к искусству, никакого отношения не имеют. А вот если группа постепенно от концерта к концерту набирает популярность, это самый правильный путь к долгосрочному успеху, вплоть до того, что группа впоследствии может даже и не писать каких-то забойных хитов, но на нее будут ходить ради песен, написанных 10 лет назад, или понастальгировать по годам своей молодости.
И вот тут как раз важен последовательный PR, для того, чтобы заинтересовать народ прийти на группу в первый раз. Молодые музыканты этого обычно не понимают.

Т.е. любую группу при правильном подходе можно «раскрутить»?
Раскрутить, в смысле сделать известной, можно любую, если есть деньги и связи. Сделать популярной сегодня при огромном выборе музыки, которую можно слушать в интернете, не реально, если группа ни о чем, как говорится.

Есть для Вас пример идеальной группы, которая и по музыкальной составляющей, и по смысловой гармонична и органична в наше время?
Такой группы априори быть не может по той простой причине, что как исполнитель, так и публика — это абсолютно индивидуальные вкусы и взгляды на мир. У каждого своя Вселенная внутри со своими установками и правилами поведения. Мир очень сложен и разнообразен. Может кто-то представить, чтобы все жители нашей планеты или хотя бы страны с упоением слушали какого-то одного исполнителя? Всегда найдется кто-то, кто плюнет даже в уже проверенный авторитет. И Юрий Лоза этому прямое доказательство (смеется). Я сейчас передернула, но, условно говоря, всегда будут те кто больше любит The Beatles, и те, кто предпочитает Rolling Stones.

А вообще верите ли Вы в российскую музыкальную эстраду? Есть ли у нее свой путь?
Верю ли я в то, что существуют Филипп Киркоров и Стас Михайлов? Если это не массовая галлюцинация, то верю (смеется). И путь у нашей эстрады, как и рок-музыки, кстати, свой — подражание западной музыке. Дело в другом. У нас были вполне самобытные исполнители на эстраде. Та же Майя Кристалинская, Алла Пугачева или Иосиф Кобзон — они ни на кого не похожи, они вполне индивидуальны. Но насколько их индивидуальность востребована в мировом масштабе — это другой вопрос. К сожалению, у нас совершенно не развита культура потребления, поэтому в большинстве своем публика не способна отличить хорошую музыку от суррогата. И именно низкий уровень культуры не дает даже намека на то, чтобы узнать, например, имя композитора или переводчика. Вот вроде где-то как-то кто-то слышал такие фамилии, как Зацепин, Тухманов, Таривердиев — я называю первых, которые в голову приходят из наиболее известных, а спроси, что они написали — никто не назовет. А Зацепин — это, например, вся музыка к фильму «Кавказская пленница» вплоть до «Постой паровоз», хит «Есть только миг между прошлым и будущим» или «Этот мир придуман не нами», блестяще исполненный Пугачевой, и т.д. Тухманов — в первую очередь легендарный диск «По волне моей памяти», но кроме того «День Победы» и т. д. Микаэл Таривердиев — это музыка к фильмам «Ирония судьбы» и «17 мгновений весны» и многое другое. Вот это я считаю нашей российской эстрадой. И у этой музыки есть свой путь, потому что ее исполняют в других странах. Если вы имеете в виду поп-музыку, то здесь, конечно полная беда. Самое интересное, что многие известные исполнители приходили в эту «высшую лигу» отечественных поп-заезд с действительно новым интересным материалом, но система их ломала, заставляя петь что-то попроще. Поэтому, если когда-нибудь у нашей поп-музыки и будет свой путь, то я этого точно не узнаю — просто не доживу (смеется).

Как бы вы описали сегодняшнего слушателя-зрителя? Что ему подавай? Визуализацию, текст или музыку? Как Вы считаете, исходя из обширнейшего опыта?
Современный слушатель — потребитель. Если говорить о концертах отечественных исполнителей, то раньше народ приходил сопереживать с музыкантом, слушать его. Сегодня публика приходит на концерт, чтобы получить удовольствие, а вот качество этого удовольствия зависит от воспитания и уровня интеллекта. Кому-то нужны дикие пляски, это сродни советским первомайским демонстрациям, когда народ мог оправданно хором выпить и хором поорать «ура». Это такая психологическая терапия. Проблема в том, что это издержки молодости и не очень хорошей жизни. (В конце концов, эта публика вырастет и ей уже не захочется ни дико плясать, ни орать. А музыканты постареют и уже не будут интересны новому поколению, которых заинтересуют уже более молодые и новые в музыкальном плане группы.) Кому-то нужно просто расслабиться, выпить, послушать знакомые мелодии и т.д. — это более всеядная публика, и она тоже не заметит «потери бойца», если вдруг какая-то группа исчезнет из списка посещаемых концертов. Есть публика, которой нужно на кого-то молиться. Это тоже своего рода потребление — человеку исполнитель заменяет очень многое в реальной жизни. Обычно это бывает от комплексов и невостребованности. Собственно кумир создается для того, чтобы сделать свою жизнь богаче: начинаются поездки за группой, весь креатив направлен в сторону кумира — создаются атрибуты и т.д. Самое интересное, что если бы не было этого кумира, человек нашел бы себе другого и вел бы себя точно так же. Ну вот, исходя из таких типажей, становится понятно что кому нужно: кому-то шоу и драйв, кому-то текст, а кому-то вообще все-равно — главное время в компании провести.

Вы перечислили разный тип поклонников, и многих из них часто интересует закулисная жизнь артистов, фанаты пытаются прорваться в этакий «ближний круг». Все представляют себе идеальную блестящую картинку. Как Ваши представления изменились, когда Вы сами попали за сцену в силу своей работы?
У меня как-то так получилось, что я всегда знала, что происходит за сценой и в гримерках. В лучшем случае это приблизительно, как домашние посиделки в кругу друзей. Но это далеко не всегда так. Феномен гримерки в том, что фанат ждет от своего кумира каких-то откровений. Артист для него априори человек интересный, остроумный, умный и обаятельный. И что бы этот кумир не сморозил, если только откровенно не нагрубил, все будет восприниматься с восторгом. То есть аналитические способности мозга в этот момент находятся в коме. Более того, фанаты сами из кожи вон лезут, чтобы быть интересными и полезными в глазах музыканта… Ну вот Вам и картина маслом: такой позитивный энергетический бодряк, который создают сами фанаты. Вот и вся картинка. А без фанатов — это в первую очередь рабочая обстановка, когда обсуждается предстоящее выступление. Потому что это работа! Обмениваются, конечно, новостями, может, их качество чуть специфичнее, чем в обычной компании, но опять же в силу того, что круг общения у музыкантов завязан в первую очередь на профессиональной теме. Но ничего такого особенного, что не могут себе позволить обычные люди, за сценой не происходит. Но человеческая природа устроена так, что мифотворчество в отношении популярной персоны для людей не менее интересна, чем просмотр кинофильмов или чтение книг.

Вы журналист, а по какую сторону от диктофона Вам больше всего нравится находиться? В качестве журналиста или в качестве приглашенного интервьюируемого?
Конечно, в качестве журналиста. Всегда интереснее услышать что-то новое от другого человека, чем рассказывать о себе. Не всегда бывает интересно, но это издержки профессии.

Работа PR-щика эмоционально трудная. Как, сохраняя внутреннюю гармонию, решать проблемы, с которыми Вы ежедневно сталкиваетесь?

Очень сложно. Главное здесь не скатиться в пофигизм. А так толерантность, толерантность и еще раз толерантность. И понимание, ради чего это делается.

Если бы была возможность начать все с чистого листа, Вы бы выбрали тот же путь? Совершили бы те же ошибки?
Если бы была возможность, я бы никогда не стала работать в области PR. Это самая неблагодарная и энергозатратная работа. И самое плохое в ней — это подавление экстравертивных проявлений своей личности. Нужно быть достаточно стойким внутри, чтобы не скатиться до уровня циника или не впадать периодически в депрессию.

Тогда что бы Вы пожелали молодым командам и молодым PR-щикам?

Молодым командам, которые все равно не прислушаются к моему совету, я пожелала бы не слушать, а слышать, что им говорят, люди, которые с ними работают. Этим свойством определяется адекватность группы. Не «ведитесь» на лесть фанатов, не обращайте внимание на подколы конкурентов, не соревнуйтесь с другими группами — делайте свое дело. Помните, что групп много, а тех, кто реально может заниматься группой — единицы. Если Вы стараетесь, и у вас не меняется в течение пяти лет ничего, значит надо, либо заканчивать с музыкой, либо менять свое отношение к своему продвижению, либо менять что-то в самой группе.
А PR-щикам могу сказать одно: не беритесь за то, что вам не нравится или то, в чем вы не разбираетесь. PR – это повседневная кропотливая работа по наращиванию связей и опыта. И никто вам за это спасибо не скажет, потому что никто не знает, чего вам это стоило. Сразу включайте мозг, ищите нестандартные решения, будьте внимательны к мелочам и обязательно пишите грамотно.

Беседовала с волшебникомЕвгения Морогина


Если Вы хотите, чтобы кто-то еще стал гостем рубрики «Я волшебник» — присылайте на адрес morojka@bk.ru свои пожелания.

Читайте в следующем блоке — интервью с Алексеем Сапковым — директором группы Мельница.