Интервью с группой URBANISTERIA

10 месяцев ago admin 0

Группа URBANISTERIA — это экспрессивный и бескомпромиссный альтернативный рок, исполняемый исключительно на английском языке. Музыканты через призму композиций делятся с поклонниками мыслями, чувствами, переживаниями, оставаясь при этом не только популярными, но и, действительно, не изменяя ни себе, ни выбранному направлению. Накануне дня рождения, нам удалось пообщаться с ребятами.

Вы поете на английском языке. Как вы считаете, вы поете с акцентом? Какой акцент у группы Urbanisteria?
Прохор Набатов (вокал, гитара): Конечно, мы поём с акцентом. С каким именно, я не знаю. С каким-то своим. Да и важно ли это? Мне кажется, вопрос наличия акцента в частности присущ нашим соотечественникам на волне хейта и отсутствия здравых мыслей по поводу творчества в целом. Как говорится: «Нечего сказать – придерись к орфографии». Почему никого не смущают акценты зарубежных исполнителей, не являющихся уроженцами США? А как вы относитесь к песням из разряда «Чёрные глаза», которые рвали отечественные чарты?
Сергей Панков (ударные): Естественно, у любого человека, изучающего английский или любой другой иностранный язык, есть свой уникальный акцент. И такой уникальный, отличающий от других, присущ и творчеству Urbanisteria. Однако отношение слушателя к звучанию наших англоязычных текстов может быть порой очень противоречивым, от любви до нетерпимости. Считаю, что в песнях важен не акцент, а звучание речи, но куда важнее — быть услышанным.

А вообще подходят ли для русского слушателя песни на английском языке?
Прохор Набатов: Популярность англоязычной музыки в России выше, чем у русскоязычной, и первопричиной этого является её качество и уникальность, а вовсе не язык. Если в музыке нет гармонии, то пой хоть на суахили, популярности тебе это не прибавит. А «пережеванные» аранжировки с другим языком вообще не вызывают никаких эмоций. Проще говоря, не в языке дело.
Сергей Панков: Мне, как музыканту и слушателю нужно, чтобы песня цепляла. Чаще всего то, о чем поется, вообще отходит на второй план.

Как вы добиваетесь такого качества звука, долго ли приходится сидеть в студии?
Прохор Набатов: Качество, в первую очередь, зависит не от студии, а от звукорежиссера. Студия лишь даёт ему возможность добиваться желаемого результата в процессе записи и обработки звука. На студии мы находимся очень недолго, потому что это недёшево. Мы приходим туда с конкретной целью и, как правило, это запись инструментов и вокала. Всю подготовительную работу мы выполняем заблаговременно вне студии.
Сергей Панков: Звук достигается выверенной предварительной подготовкой. Во-первых, нужно тщательно отработать свою партию. Во-вторых, понимать, какое звучание хочешь получить от каждого инструмента, чтобы получилось «вкусно». Поэтому студия — не более чем место, где приготовленные заранее мысли обретают новое богатое звучание.

Советуетесь ли вы с какими-нибудь известными музыкантами при написании музыки / текстов? Или полностью сами работаете над всем?
Прохор Набатов: Пока что не доводилось советоваться, но мы не исключаем такую возможность.
Сергей Панков: Сейчас мы полностью всё делаем сами. Совместного опыта пока что не было, но идея заманчивая.

Как может молодой коллектив завоевать любовь слушателей? Есть ли у Вас четкий план действий?

Прохор Набатов: Всё упрощается, когда у вас есть cash, или кто-то готов его в вас вложить. Если вам повезло меньше, то универсального рецепта нет. Одно могу сказать точно: в основе должен лежать крутой материал, и на его продвижение нужно положить все возможные силы. Гарантий нет. Это рулетка.
Сергей Панков: Я знаю единственную формулу: успех — это 20% удачи и 80% работы над собой. Поэтому чтобы завоевать любовь слушателей, нужно неустанно работать над собой, над материалом, над звучанием. И удача приложится.

У Вас недавно вышел сингл «We All Need The Heroes». Что лежит в основе этой композиции, как она была написана?

Прохор Набатов: Я ребёнок и верю в чудеса. Я люблю выдуманные миры и их героев. Зачастую эти герои являются напоминанием о том, что в мире все не так грустно, как кажется. Они мотивируют, хочется быть такими, как они, хотя в душе ты понимаешь, что это невозможно. Это мои герои. У вас они другие. Они не обязательно должны быть вымышленными, но они нужны нам для того, чтобы двигаться дальше.
ur2
Недавно у вас был сольный концерт. Испытывали ли Вы страхи перед этим событием? Бывают ли у Вас нервозности перед концертами?
Прохор Набатов: Единственный страх, который меня сопровождал во время подготовки — это боязнь разочаровать слушателя, но по мере приближения даты «икс», страх стал пропадать, потому как я сам стал понимать, что это будет офигенно.
Иван Лукьянов (бас-гитара, бэк-вокал): Страх был в самом начале, на стадии переговоров и планирования. А когда весь этот локомотив понесся на всех парах, нам оставалось только одно — высунуть головы из окон и наслаждаться встречным ветром. Нервозностей не бывает. Только волнение, обычно за пару минут до выхода на сцену. Ну а потом ты просто отдаешься музыке.
Сергей Панков: Да, волнение перед концертами — обычное дело. Но во время концерта перенапряжение улетучивается, и ловишь кураж от того заряда эмоций, который дает публика.

16 декабря – день рождения группы! Как-то по-особому будете отмечать этот день?
Прохор Набатов: В таком формате мы будем отмечать свой праздник впервые. Это не будет просто концерт в честь себя, как это любят делать многие исполнители. Мы готовим нечто более интересное.
Сергей Панков: Подарки в этот день будем дарить мы. Больше ни слова. Приходите, и вы все увидите сами.

Вы победители Revolution Festival 2015. С какими чувствами вы выходили на сцену? Было ли ощущение после выступления, что выступали, как победители?
Прохор Набатов: На сцену выходили с чувством необходимости выложиться на 146%. В этом нам помогла невероятная поддержка со стороны зрителей. Нас уже принимали как победителей, но победа в фестивале стала для нас большой неожиданностью.

В вашем арсенале выступления на разогреве известных команд. Сложно ли было «разогревать» зал перед Limp Bizkit. Как к Вам отнеслась группа? Успели ли перекинуться парой слов?
Иван Лукьянов: Было неожиданно приятно, когда мы вышли на сцену, а толпа, стоявшая в первых рядах, стала напевать: «We Are, We Are Urbanisteria!» Знаю, что Прохор общался с Фредом, а Серега с барабанщиком. О чем? Понятия не имею.
Сергей Панков: «Разогреву» Limp Bizkit предшествовала утомительная техническая подготовка в авральном режиме. Нужно было слишком много всего успеть сделать. До концерта мы не пересекались с участниками группы. А после успели взять на память автограф у самого Джона Отто.

Расскажите о своих хобби, не связанных с музыкой?
Прохор Набатов: Экстремальный спорт и программирование. Тут и добавить нечего.
Сергей Панков: В свободное время мне нравится заниматься спортом. Совсем недавно открыл для себя хоккей и очень этому рад.

А нужно ли музыкальное образование творческому человеку, который выступает на сцене?
Прохор Набатов: Может, и нужно. У меня его нет. Музыка — это, в первую очередь, эмоции и чувства. В музыкальной школе вас этому не научат. Более того, знания, полученные в музыкальных учебных заведениях, могут стать для вас реальной преградой в создании уникальных произведений. Представьте, что вы приехали в другую страну и изучаете её по маршрутам путеводителя. Так вы никогда не узнаете эту страну по-настоящему.
Иван Лукьянов: Нет. Знаю многих людей, которые из-за академического музыкального образования так и не смогли влиться в рок-музыку.

Что можете пожелать молодым группам, которые только начинают свой путь в музыке. А что можете пожелать опытным коллективам, которых можно назвать «легендами»?

Прохор Набатов: Молодым пожелаю творить с душой и поистине любить свое дело, отдаваясь ему полноценно. А что пожелать опытным? Пусть лучше они мне чего-нибудь пожелают.
Иван Лукьянов: «Легенды» столько не живут 🙂 Молодым желаю наглости.

Поделитесь планами по «завоеванию» музыкального мира!
Прохор Набатов: В одну руку гитару, в другую бутылку виски и пошёл завоёвывать.
Иван Лукьянов: План один: наивно и по-детски воевать.


Над материалом работалаЕвгения Морогина
ur3