Интервью с Анной и Сергеем Литвиновыми

9 месяцев ago admin 0

Писателей Анну и Сергея Литвиновых знают абсолютно все любители детективов. Их лихо закрученные сюжеты, тщательно прорисованные персонажи и разнообразие мест преступления подкупают любых, даже самых требовательных читателей. Брат и сестра Литвиновы нашли свой путь в литературе и не прекращают удивлять истинных поклонников жанра.

Нам удалось побеседовать с авторами во время их визита в Санкт-Петербург.

В начале лета, Вы посетили Петербургский книжный салон, были ли в нем какие-то недочеты, по сравнению с предыдущими периодами?
Анна Литвинова: Мы к Питеру относимся настолько восторженно, что не видим здесь вообще никаких недочетов. Мы их охотно ищем на книжных ярмарках во Франкфурте, в Лондоне, а в Питере такие замечательные люди, и все так болеют за книжное дело. А после того, как руководитель мощной книготорговой сети Денис Котов сказал, что он специально все делает, чтобы его сын, когда вырастет, был читающим мальчиком, мы готовы простить Питеру любые недочеты. Здесь, действительно, очень многое делается для книжного дела.
Сергей Литвинов: Хорошо сказала, но, тем не менее, на прошлом книжном салоне был один недочет. Мы выступали в таком павильончике, на котором было написано «Павильон красный», но он ведь весь был белым (смеется).

Сколько в общей сложности вы работаете над книгами?
Анна Литвинова: У нас получается от 3 до 4 месяцев. Раньше, когда мы были юны, возвышены и восторженны, мы отмечали даты, записывали: «Начат роман тогда-то, во столько-то». Потом отмечали дату сдачи в издательство. А сейчас уже с нашим богатым стажем, мы перестали за этим следить. Мы всегда стараемся закончить что-то к новому году и ко дню защиты детей. Иногда получается, иногда нет.
Сергей Литвинов: Да, месяца 4-5 – это такой стандартный срок.
Вы когда-нибудь пробовали при написании романа меняться местами? Т.е. писать о том, что для вас не свойственно.
Сергей Литвинов: Случалось. Однажды я с большим удовольствием написал кусок от лица девушки, нашей постоянной героини, Тани Садовниковой. Она, чтобы спасти отчима, в одном из романов мимикрирует под проститутку. Я писал кусок, где она в соблазнительном виде позирует для фотосессии. И в том числе с большим удовольствием написал такую фразу от ее лица: «Мои соски напряглись».
Анна Литвинова: Т.е. Сережа с большим профессионализмом и удовольствием мимикрирует в женщину, а я, конечно, могу написать от лица мужчины что-то, но мне не очень комфортно в этом образе. И я не очень люблю описывать погони или драки.

Как Вы считаете, будущее литературы в книгах или в загрузке информации сразу в мозг, о чем нам пророчит наука?
Анна Литвинова: В 2013-2014 годах все говорили, что будущее за электронными книгами. Несмотря на то, что в настоящее время многие предпочли остаться в этом виртуальном мире, все же небольшой отток на бумажную книгу присутствует. Лично я считаю, что в шелесте страниц и запахе бумаги есть какая-то своя безусловная магия. И в отпуск всегда беру «настоящие» книги, читать в электронном виде мне некомфортно.
Сергей Литвинов: Наверно, можно будет когда-нибудь загружать в человека всю информацию мира. Но все равно каждому потребуется чему-то учиться. А как это сделать без книг?

Многие писатели в своих библиотеках хранят раритетные экземпляры, а у Вас такие есть? Свои или, может, других писателей?
Анна Литвинова: Мы ездили в замечательный город Гороховец. Причем не по приглашению книжного магазина, а по приглашению библиотеки. Мы как-то не подумали привезти туда своих произведений, и пришло очень много людей со своими собственными книгами Литвиновых, зачитанными буквально до дыр. Это было чрезвычайно приятно. Когда твоя книга вся потрёпана, и в нее вставлен библиотечный листик, где видно, что ее брали уже на руки больше 50 раз, когда там что-то подчеркнуто на полях – это очень греет душу!
Лично у меня нет каких-то совсем старых раритетов, но я очень люблю советские макулатурные издания. Причём нужно было не просто макулатуру сдать, а ещё в лотерее поучаствовать, чтобы книгу получить! Я помню, в Новороссийске в книжном магазине разыгрывался семитомник Гоголя с помощью лото. И эти красивые 7 красных томов достались нам с дедом. Я так радовалась. Вот этот семитомник мне очень дорог.
4c8fbefc9ac2b0f67bd1d3b040dda0e3
Вы мастера детективного жанра. А есть ли еще какое-то другое дело, в котором вы мастера?
Анна Литвинова: К сожалению, для меня это большая беда. Я очень хочу быть мастером в чем-то посерьезнее, чем детективный жанр. Т.е. иметь не поверхностные знания, а знать что-то в совершенстве. Мне хочется свободно говорить по- английски. Но, увы, – я могу лишь читать «простые», вроде «Голодных игр», книги и объясниться на бытовом уровне. Я мечтаю выигрывать любительские теннисные турниры – но когда начинаешь играть после тридцати, это вряд ли возможно. Да хотя бы знатоком творчества Дюма или Агаты Кристи стать! Но нет – я просто люблю и хорошо знаю их книги, но лекцию об этих авторах прочесть бы не смогла.
Сергей Литвинов: Я на этот вопрос скромно промолчу, потому что я практически все делаю в совершенстве (смеется). Да-да, все что я ни делаю, я делаю на высоком идейно политическом художественном уровне.

Сейчас распространо такое понятие, как скрытая реклама в фильмах, книгах, а как вы относитесь к ней?
Сергей Литвинов: Хорошо относимся, только пусть ее не будет слишком много.

Вы ее использовали?
Сергей Литвинов: Да, были случаи. Мы шли навстречу.
Анна Литвинова: И потом, мы же все-таки по первому месту работы рекламщики, и нам даже интересно вписать эту рекламу в текст как-то тактично, грамотно и ненавязчиво. У нас был забавный случай на заре нашего творчества, когда за нас вписали в текст рекламу. В конце одного из первых наших романов героиня идет по праздничной Москве, упоминается название театра, мимо которого она проходит. А дальше появляется неизвестно откуда фраза: «В театре шел мюзикл такой-то, в котором блистала несравненная такая-то». Мы это увидели уже в напечатанном виде. Но было уже поздно что-то менять, таким роман и остался.

Доводилось ли Вам участвовать в каких-нибудь карнавалах или шествиях?
Анна Литвинова: Мы в Гваделупе попали на карнавал. Он был такой красивый. В шествии принимали участие много афроамериканцев, они шли по главной улице загримированные, в разных масках. А мы путешествовали на теплоходе. Все пассажиры сидели на теплоходе и смотрели с балкончиков на карнавал, потому что им было страшно затесаться в эту толпу. А мы с супругом смело ринулись в гущу, танцевали там вместе со всеми, это было очень ярко. Это был праздник весны Марди Гра.
Сергей Литвинов: А я попал однажды на первомайскую демонстрацию в небольшом курортном поселке на Кубе. Там принимали участие все, кто жил там и обслуживал отели: горничные, портье, повара. Был даже такой отряд, который представлял гольф-клуб, они ехали с первомайскими лозунгами на своих маленьких гольф-машинках. Была группа наездников. Все ехали под флагами, знаменами. В буквальном смысле весь город шел под этой демонстрацией. Мы тоже к ней примкнули, держались за кубинский флаг. Все были веселы и доброжелательны.
Анна Литвинова: Мы были в Питере, я гостила у подружки. И мы страшно опаздывали в театр, а по Невскому проспекту шла процессия деда Мороза. А нам срочно надо было перейти на другую сторону улицы. И вот мы полицейского минут 20 уговаривали, чтобы вклиниться и перейти. Он нам говорил: «Вы понимаете, что вы пересекаете путь Деду Морозу» (смеется). И только после долгой дискуссии добрый питерский полицейский остановил шествие Деда Мороза и дал нам перебежать.
Сергей Литвинов: Да, в Питере возможны разные чудеса и люди доброжелательнее, чем где бы то ни было, а тем более в Москве. Я, например, видел здесь тоже чудо чудное, когда полицейский переводил через улицу старушку. И мало того, через проспект — через Московский! Он останавливал движение и под ручку ее вел.

Анна Витальевна, если бы Вам разрешили прожить помимо своей, еще 5 жизней, кем бы Вы в них стали?

Анна Литвинова: Я обязательно была бы врачом, причем таким, где необходимы резкие мгновенные решения, скорее всего хирургом. Во второй бы жизни я переоделась в мужское платье и отправилась в какую-нибудь «кругосветку». В третьей жизни я бы обязательно была домохозяйкой, причем такой капризной-прекапризной. Потом в следующей жизни я бы попробовала добиться успехов в спорте. Может, в 5 лет пошла бы на теннис и забрала все лавры у Шараповой.

Творческим людям свойственна депрессия. Как Вы себя из нее достаете?

Анна Литвинова: Мне помогают разумно азартные игры. Например, просто теннис не помогает, а теннис на счет помогает. Помогает иногда сесть на велосипед и проехаться с большой скоростью.
Сергей Литвинов: Кстати говоря, это совершенно научный подход. Уже известно и доказано, что депрессия возникает из-за нехватки адреналина в организме. Если ты этот адреналин искусственно в себя подкачиваешь, то она проходит. Вообще велосипед – это, конечно, шикарная вещь, особенно под нагрузкой.

А где Вы любите кататься на велосипедах? Есть какое-то любимое место?

Сергей Литвинов: Мы же живем за городом, в разных местах. У меня есть свои любимые тропы по лесам, у Ани свои. Очень жалко, что у нас такое короткое лето.
Анна Литвинова: И жалко, что у нас нет велосипедных дорожек. В Геленджике, например, сделана велодорожка по всей набережной, она простирается на 10 км. И даже в мае пробки на этой велодорожке.

Чтобы писать глубокие романы, необходимо самому быть глубоким человеком и иметь богатый внутренний мир. За счет чего Вы обогащаете свой внутренний мир?
Сергей Литвинов: Новые люди, новые книги.
Анна Литвинова: Сережа много читает и не «развлекаловки», как я грешу, а серьезные вещи, которые как раз и обогащают его внутренний мир. Ну, мне так кажется.
Сергей Литвинов: Хорошо сказала, сестра…
Анна Литвинова: А мне помогает то, что я для «Домашнего Очага» иногда пишу в рубрику «Реальные истории», т.е. я встречаюсь с необычными женщинами, которых сам «Очаг» находит, и они настолько удивительные, что заряжают тебя своей силой воли, энергией и позитивом.


Читайте хорошие книги, пускай они станут Вашими хорошими друзьями

БеседовалаЕвгения Морогина


Аннотация к роману «Над пропастью жизнь ярче»:
«Сделай татуировку — и твоя жизнь изменится!» — обещал рекламный плакат. Саша, обычная девушка-студентка, которой не хватало приключений, поверила и зашла в салон. И действительно: после того, как она стала обладательницей прекрасного тюльпана на плече, ее жизнь изменилась, — случайный знакомый оказался американским профессором и предложил поехать учиться в Америку. Саша чудом прошла жесткий отбор и получила грант. Штудируя в библиотеке английский, она встретила симпатичного парня. Все было хорошо, помогла тату! Но изменения продолжились: банальная справка о состоянии здоровья обернулась приговором, родители выгнали Сашу из дому, друзья отвернулись, а самым важным человеком для нее стал авантюрист и карточный шулер, которого она случайно спасла от бандитов…