Джазовая одержимость

5 месяцев ago admin 0

«Ты хочешь играть для девяностолетних,
хочешь законсервировать джаз,
вернуть его в прошлое,
а джаз – это будущее»

(с) фильм «Ла-ла-ленд»

С одной стороны было третье июня, больше похожее на третье ноября. Откуда-то с севера дул ледяной ветер. Робко накрапывал дождь, а серые тучи тоскливо заволокли небесный свод. С другой стороны было восемь часов музыки нон-стоп, цепляющие звуки гитары, сводящий с ума саксофон, вино, разливающееся по звенящим бокалам, радостный смех, счастливые лица и, конечно же, вокал — мужской! Наперекор непогоде в креативном пространстве «Ткачи» состоялся первый фестиваль мужского джазового вокала JAZZMAN!

Организаторам фестиваля удалось превратить этот вечер в настоящую джазовую феерию, собрав под одной крышей большое количество невероятных музыкантов и вокалистов. Программа была расписана буквально по минутам и каждую четверть часа сцена полностью обновлялась. Бессменным оставался только Владимир Борисович Фейертаг, избравший для себя в этот вечер образ конферансье. Он торжественно представлял артистов, а также отпускал весьма познавательные комментарии из истории джаза.

Открывали фестивальную программу воспитанники детской музыкальной джазовой школы J&M Sсhool, которые исполнили как популярные джазовые стандарты, так и оригинальные аранжировки, в том числе на песни Майкла Джексона. Их юные, звонкие голоса эхом разносились по залу, окольцовывая слушателей и объединяя их в любви к этой удивительной музыке. После попеременно на сцену вышли Илья Луштак и Павел Линейкин. Не смотря на то, что музыканты в сущности представляют одно направление, манера исполнения у них, невероятным образом отличается друг от друга. И если Илья Луштак покорил публику своей невероятной энергетикой, искрометными импровизациями, динамичным, танцевальным ритмом и невероятным гитарным соло, то музыка Павла Линейкина была до мурашек по телу лирично-меланхоличной, тягучей и абсолютно неспешной.

Настоящие гедонисты знают, что отличный вечер не может обойтись без хорошей музыки, отменного вина и, конечно же, без танцев! Под чутким руководством преподавателей школы Summertime Swing School в рамках фестиваля прошел мастер-класс по линди-хопу. Как по мановению волшебной палочки зал заполнили танцующие парочки, а также одиночные танцоры-авантюристы и стало понятно – этот дивный вечер уже не испортить никакой непогоде. Стоит отметить, что линди-хоп с его тягой к импровизации и полиритмии является своего рода визуализацией джазовой музыки.
Дальше по плану шли выступления a’capella-коллектива PlusFive, Тимофея Бушуева, Бориса Эчи, Константина Хазановича, Вовы Че Морале. Клавишники мягкими движениями быстрых пальцев приводили молекулы воздуха в движение, создавая звуковые волны, которые мгновенно распространялись по залу, проникали под одежду, под кожу каждого участника этого вечера и стремились отогреть их замерзшие сердца. Барабанщики отбивали заводной ритм, звук саксофона наполнял происходящее какой-то невероятной глубиной, а проникновенный мужской вокал уносил сознание в дальние теплые дали.

Каждый, кто выходил на эту сцену в этот вечер играл какой-то свой джаз, это чувствовалось во всем – в манере исполнения, в растекающемся по залу настроении и главное в том послевкусии, что оставалось после в памяти. Джаз может быть разным и джаз должен быть разным, ведь он — это как синоним самой жизни.
Однако за фасадом этого отличного концерта кроется нечто большее – опасение питерских музыкантов за джазовую музыку вообще и в России в частности. Многие сегодня поговаривают о том, что «джаз, как динозавры, существовал когда-то давным давно» и на сегодняшний момент — это забытый жанр. Фестиваль же по задумке организаторов, объединив столько разных невероятных исполнителей, должен был показать – джазу есть место в нашей жизни!

Здесь хочется вспомнить слова главного героя нашумевшего фильма «Ла-ла-ленд» — «Тот, кто говорит, что не любит джаз, просто не знает, что это такое». Необходимо понимать, что джаз — это не просто музыка, которую играют люди. Джаз — это целая история. Играть его – это не тоже самое, что играть рок-н-рол или рок. Исполнять джаз — это значить знать его историю, помнить его истоки и каждый раз, отдаваясь музыке целиком, вспоминать своих предшественников. Не зря все джазовые музыканты обязательно делают в своих выступлениях многозначительные паузы, томно откидывают волосы назад и вспоминают о том, как в начале двадцатых годов прошлого века первые африканские американцы начинали играть невероятную, сумасшедшую музыку. Улыбаясь, упоминают о том, что потом был Луи Армстронг и Элла Фитцджеральд, Рэй Чарльз и Фрэнк Синатра. Джаз — это музыка, в которой живет дух предков, ведь каждый, кто играет очередной джазовый стандарт, берет композицию уже отыгранную не раз и вносит в нее что-то подлинно свое. Каждое джазовое выступление – это одновременно и дань и вызов прошлому.

Вова Че Морале сказал в одном из интервью, что «Джаз – это музыка для тех, кто понимает, как ее слушать. Для тех, кто способен понять то, о чем говорят музыканты. Для тех, кто умеет слышать музыкальный язык этого стиля, а он никогда не был простым». И это безусловно так, однако прошедший вечер показал, что джаз – это музыка для открытых и восприимчивых сердец, ее нужно прежде всего почувствовать. Ведь, как писал Оскар Уайлд (хоть он и не был джазменом), избранник всегда лишь тот, кто в прекрасном видит красоту.


Над материалом работала Александра Серебрякова